?????????????????????????????????????????????????????????

ЛАГУТИН Дмитрий Александрович

Дмитрий Александрович Лагутин родился в Брянске 12 сентября 1990 г. Детство прошло «за линией» — в частном секторе Бежицкого района, отрезанного от города нитью железнодорожных путей. Детство с его клёнами, шифером крыш, пыльными дорогами, близостью к полю — а, следовательно, и лесу с рекой — застыло в душе калейдоскопом квази-буколических
картинок: вроде бы и город, а по вечерам через улицы бредут нестройными вереницами коровы. Детство — одна из
ключевых тем творчества.
В возрасте шести лет был приведён в изостудию, расположившуюся в Центре внешкольной работы — бывшем Доме
пионеров, опрокинувшемся своей историей в позапрошлое столетие. Коридорчики ЦэВээРа, «охраняемые» деревянными скульптурами, величественный парк, обнимающий здание, благородные черты княгини Тенишевой, взирающей с фотографий на плод своих трудов, — именно она превратила доставшийся ей каменный дом в центр общественной и культурной жизни с фонтанами, стеклянными потолками и пальмами в кадках — игрушки, толпящиеся на стеллажах студии, мольберты, палитры, терпкий запах глины и чуткое учительство Галины Ивановны Добреньковой — всё это, помноженное на
мальчишеский авантюризм, пламенную жажду тайны и свойственную возрасту открытость, наложило неизгладимый — и
прекрасный — отпечаток на внутренний мир Дмитрия.
Параллельно с рисованием и лепкой из глины — по дому до сих пор «блуждают» глазастые фигурки — танцевал русские
народные танцы вначале в «Россиянах», потом в «Родниках» (фонетически — недалеко ушёл), но в десять лет получил
травму, и о танцевальной карьере пришлось забыть.
Писать начал (хотя писал нерегулярно) с детства — первый сохранившийся текст соткан в возрасте одиннадцатидвенадцати лет из типичной для мальчишек мистики: реальные люди во главе с автором погружались в фантастические
события и выходили из них победителями. Цикл из двух с половиной рассказов был записан аккуратным округлым почерком в отдельную тетрадь, первая буква каждого абзаца претендовала на готическое оформление с применением фломастеров, знаки препинания внутри предложений отсутствовали в принципе.
Учился в школе № 10, в самом центре Бежицкого района, на «почти отлично» — вплоть до восьмого класса. С восьмого
класса перекочевал в центр Советского района — в лицей № 1 имени А. С. Пушкина — и перековал дневник с «почти отлично» на «почти ужасно». Следующие четыре года плавал, заикался, пэк-мэкал, ленился и валял дурака. Шёл, к слову, в филологический класс, но был украден в гуманитарный.
Во время учёбы в лицее был настигнут новой волной творчества, о котором со времён тетради без запятых успел позабыть. Переходный возраст наложил на творчество свою печать — записные книжки не вмещали в себя стихи о безответных любвях и страданиях от общественного непонимания.
В лицее же перестал читать, оскорбив этим своё детство, проведённое за книгами — в детстве читал много, запоями,
по десять раз перечитывая любимое. Читал не Данте и Гегеля, как это бывает у многих, а то, что соответствовало возрасту — «Карлсона», например, знал наизусть, двигал мебель в комнате по стандартам «лучшего в мире дизайнера». Астрид
Линдгрен вообще стала откровением.

В лицее же читать перестал — школьная программа по литературе проскользнула мимо, зацепив плечо лицейского
пиджака. Это сыграло свою — важную — роль: спустя годы увлечение классической литературой запылало огненным
столбом, и на его пути не было психотравм, столь часто встречающихся у тех, кто не смог противостоять натиску недальновидных педагогов и прошёл через каторгу принудительного чтения.
Лицеисты — не все — прятались в поэзию, как в окопы, зализывая раны, полученные в столкновениях с гормональными бурями и требованиями соответствовать статусу лучшего МОУ в городе.
В 2007 г. Дмитрий, не проявляя особенного интереса ни к чему, кроме роликовой доски, поступил на юридический
факультет Брянского государственного университета имени академика И. Г. Петровского, в самом углу которого ютилась
тогда малопонятная и оттого привлекательная специальность «Регионоведение». Год учился на регионоведа, по
колено бредя в норвежском языке, — в то время, как в изучение иностранных языков надо погружаться минимум по
грудь. В конце первого курса стало известно, что таинственному «регионоведению» суждено отпочковаться от юридического факультета, оставив околоправовые предметы, и припочковаться к факультету историческому, приобретя предметы, соответственно, околоисторические. Дмитрий, успевший по плечи войти в актив факультета и купающийся по этому поводу в лучах бесхитростной студенческой славы, выпрыгнул из норвежской ладьи, сдал за лето недостающие экзамены и юркнул под крыло Фемиды — а та и не заметила.
В университете понемногу начал читать. С третьего курса попал в центр правовой помощи при факультете — и прижился. Юриспруденция приобрела плоть и из сухой теории превратилась в нечто осязаемое и занимательное.
В центре правовой помощи произошло знакомство с Павлом Шушкановым — преподавателем, кандидатом юридических наук и писателем-фантастом. Общение — пусть и не на литературные темы — с человеком, пишущим регулярно, потянуло на себя новую волну творчества, и клавиатура затрещала под натиском околофантастической графомании, за которую Дмитрию стыдно по сей день.
В 2011-м происходит событие чрезвычайной важности — извилистым, полным чудес путём, Дмитрий приходит к вере в
Бога. С этого события начинается новое персональное летоисчисление. Наступает период восторженного неофитства, полный открытий, радости и смысла. Возвращаются в жизнь книги — через религиозную литературу открывается и занимает
положенные позиции классика. Достоевский, Чехов, Шмелёв, Честертон, Льюис, Фет, А. К. Толстой, Сэлинджер — полки ломятся от покупок, трепетно собирается личная библиотека.
В это же время появляется работа — по специальности. Опыт, приобретённый в центре правовой помощи, делает
своё дело, и с самого начала пятого курса Дмитрий уходит на свободное посещение, с головой погружаясь в работу.
На работе, в офисе, его застаёт новая волна — она пробивается издалека внезапным рассказом, позже опубликованным в «Неве», и определяющим темы текстов, которые будут написаны спустя годы. За неожиданной удачей следуют несколько туманных, блекнущих в тени предшественника, рассказов, спрятанных в «архив» — и волна уходит, оставляя
после себя увлечение вошедшим в моду «блогингом».
В 2013 г. Дмитрий женится на любимой девушке. 
Вдохновляясь двумя авторами — Мирославом Бакулиным и Вячеславом Бутусовым, Дмитрий осаждает «Живой журнал», помимо своей воли набивая руку на создании множества коротких текстов, претерпевающих бесчисленное количество изменений и по форме, и по содержанию. Главным читателем становится упомянутый кандидат юридических
наук — начинается уже сугубо литературное товарищество.
В какой-то момент Дмитрий, оставивший собственное
творчество, начинает писать статьи о творчестве Антона Павловича Чехова. Статьи имеют успех в интернет-сообществе. Параллельно сему упомянутый кандидат наук раскачивает лодку призывами писать «своё».
В 2016 г. Дмитрий становится отцом. Чудо отцовства наполняет душу доселе неведанными переживаниями и добела
раскаляет «творческий нерв». 

И в феврале 2017 г. происходит возвращение к «своему»,
шумит новая волна. Пишется рассказ для международного
конкурса «Всемирный Пушкин», за ним ещё и ещё, и в октябре Дмитрий получает приглашение в село Большое Болдино
— на подведение итогов конкурса. Рассказ занимает первое
место в своей номинации.
В Болдине происходит знакомство с «коллегами» — в том числе и старшими. Колоссальную роль играет общение с поэтом Александром Сергеевичем Чесновым, членом жюри.
Творчество переосмысляется, отношение к нему становится серьёзнее. Дивная болдинская земля, несущая на себе отсвет
пушкинского гения, становится своеобразным благословением — вдохновенным и ярким.
После Болдино приходят публикации — рассказы оседают в «Новом береге», «Нижнем Новгороде», «Волге», «Неве»,
сетевых изданиях. Творческий процесс набирает обороты.
В сентябре 2018 г. подводятся итоги очередного «Всемирного Пушкина» — и Дмитрий снова едет в милое сердцу Болдино за первым местом. В это же время сборник из десяти рассказов становится победителем областного конкурса «Я пишу», выходит в финал национальной премии «Русское слово», «Русские рифмы» и приносит автору звание лауреата.
Творчество Дмитрия сегментировано — каждая «ячейка» отделена от соседних своеобразием творческого акта, посредством которого создается текст. Рассказы из жизни пишутся не так, как рассказы вымышленные, написание детской прозы отлично от написания статей о Чехове, дневник конструируется одними средствами, жанровые эксперименты — другими. Есть цикл историй, написанных в сослагательном наклонении и наполняющих реальные переживания детства фантастическими сюжетами, есть гротескные и абсурдные рассказы, есть сказки, есть стихи. Творческое измерение каждого автора многослойно, оно имеет центр и периферию, его ландшафт причудлив и фантастичен — и исследование его, составление «дорожной карты» представляет особенный интерес для самого пишущего человека. Творчество превращается в путешествие, наполненное неожиданными поворотами, встречами и открытиями.

Член Союза писателей России с 2020 года.

Читальный зал

Произведения наших авторов

Брянские писатели на страницах интернета

Александр Дивинский (поэзия) Александр Нестик Александр Ронжин (проза) Анастасия Вороничева (поэзия) Анатолий Остроухов (поэзия) Анна

Стихи ушедших брянских поэтов

Брянские писатели на сайте стихи ру (ссылка)

Наталья Мишина Песенка Микробов

Песенка Микробов Мы злодеи высшей пробы: Всех уложим, всех сразим! Мы коварные микробы, Много нас

Дмитрий Лагутин. Кое-что о строительстве мостов.

Кое-что о строительстве мостов (Верлибрический очерк-эссе о поездке в Шанхай)   С чего начать мой

АНАТОЛИЙ ОСТРОУХОВ ТРЕУГОЛЬНИК

Треугольник                        1 Рождать способных продолжает   Россия славная моя! Растить талант, преумножая, – Закон