АСЕЕВА Клавдия Васильевна

Клавдия Васильевна Асеева родилась 7 октября 1954 года в городе Карачеве Брянской области. Окончила Карачевскую среднюю школу имени А.М. Горького, в 1979 году – факультет русского языка и литературы Орловского пединститута.

Работала контролёром ОТК Карачевского завода «Электродеталь», воспитателем комнаты школьника, корреспондентом, заведующей отделом писем, заместителем редактора Карачевской районной газеты «Заря». С 1993 по 1997 год возглавляла организационно-контрольный отдел администрации Карачевского района. С 1997 года и по настоящее время – главный редактор Карачевской районной газеты «Заря».

Участница VIII Всесоюзного совещания молодых писателей, проходившего в Москве (семинар А.Д. Дементьева), межобластного семинара молодых литераторов в Смоленске (семинар Ю. Полякова).

Стихи публиковались в еженедельниках «Литературная Россия», «Литературная газета», журналах и альманахах «Наш современник», «Пересвет», «Десна», альманахах «Литературный Брянск», «Полессе» (Гомель, Республика Беларусь), «Дзвiна» (Витебск, Республика Беларусь), «Рукостискання» (Чернигов, Украина), а также в коллективных сборниках «По первопутку», «Как сердцу высказать себя», «И я этой силы частица», «В начале века».

Автор четырёх поэтических книг – «Шестое чувство» (1996), «Осенний дневник» (1999), «Потому что живу» (2004), «Увидимся весной» (2013). Стихи переводились на белорусский и украинский языки.

Лауреат литературных премий «На земле Бояна»и им. А.К. Толстого «Серебряная Лира» (2014). Заслуженный работник культуры Российской Федерации (2003).

Член Союза писателей России с 1998 года. Член Союза журналистов с 1982 года. Заслуженный работник культуры Российской Федерации (2003).

Живёт в Карачеве.

ВЕСНА XXI ВЕКА

 

В дыму черемуховой стужи,

В рассветном мареве дорог

Тебя разбудит и закружит

Весна – неистовый игрок.

 

Забыть заставит о прошедшем,

Натянет новую струну,

Своей игрою сумасшедшей

Смущая солнце и луну.

 

Пред нею рухнет на колени,

Едва начавшись, новый век,

Губами, в сладостном томленье,

Ловя черемуховый снег.

 

***

 

День прошел – и слава Богу.

Некого винить.

Я не стану на дорогу

По утрам ходить.

 

Вдаль глядеть из-под ладони

Незачем давно.

Проскакали мимо кони.

Выпито вино.

 

Ни к чему теперь напрасно

Бить в колокола.

Нет вина – я с кружкой кваса

Сяду у стола.

 

Больше жажда не иссушит,

Как в песках – мираж.

Исцелю молитвой душу.

«Отче наш…».

 

ЛИСТОПАД

Ах, какой листопад!

 Осыпает октябрь позолоту.

Я еще согреваюсь

 последним осенним теплом.

Нынче осень стоит,

 будто праведный выиграл кто-то

В споре вечном о счастье –

 и добро торжествует над злом.

 

Благодати иной

 я теперь для себя не приемлю,

Листопадом шурша,

 вдоль знакомой тропинки иду.

Я люблю эту осень

 и эту шуршащую землю,

Каждый солнечный день

 вместе с ней потихоньку краду.

 

Листопад, листопад…

 Это слова приятно на ощупь:

Лишь слегка прикоснусь –

 каждый раз замирает душа.

Увяданье природы –

 оно и мудрее, и проще,

Вот еще один лист –

 не спеша… не спеша… не спеша…

 

* * *

Мы стареем от обид,

Унижений и несчастий,

Неминуемых разлук

И несбывшихся надежд,

От того, что наши мысли

Разрываются на части,

От того, что наши души

Нараспашку, без одежд.

 

Мы стареем от тоски

И от зависти прохожих,

От желанья стать богаче

И удачливей других,

Тех, которые на нас

Ну, хоть чем-то непохожи,

Мы стареем от стремлений

Недостигнутых своих.

 

Мы стареем (что за черт!),

Даже если все в порядке,

Все дела наперечет

Переделаны давно.

Речка времени течет.

Жизнь уходит без оглядки,

Превращается цветное

В черно-белое кино.

 

***

 

Никого – на всей земле.

Одинокий свищет ветер.

Я одна на целом свете

С чашкой кофе на столе.

 

Смотрит желтая луна

В незашторенный осколок.

А рассвет еще не скоро.

Кофе выпит весь, до дна.

 

Собираясь в долгий путь,

Загашу свечу над миром.

В одиночестве квартиры

Так нетрудно утонуть.

 

Никого. На всей земле.

Я одна в пустынном доме.

Что еще мне нужно, кроме

Чашки кофе на столе…

 

***

 

Растопило ледок-холодок.

Ты ко мне – не ездок, не ходок.

Развезло, разморило пути.

-Что же делать теперь мне?

-Лети!

 

Грянул в небе бесхитростный гром,

Чтоб заставить забыть о былом.

Стрелы молний – зови не зови…

-Что же делать теперь мне?

-Плыви!

 

Расступись, ледяная вода!

Укажи путь-дорогу сюда.

Вот уж день угасает в крови.

-Что же делать теперь мне?

-Живи…

 

***

Рухнул мир.

Упало небо.

Тихо ахнула звезда.

Ты ушел, как будто не был.

Без тебя – куда? Куда?

Без тебя не бьется сердце,

Без тебя не греет печь,

Завалилась лавка в сенцах –

И самой бы рядом лечь…

 

Ты ушел

И нет возврата.

Были вместе – стали врозь.

Пошатнувшаяся хата

Обезумела от слез.

Смотрит вслед тебе окошко:

Ну, куда же ты, родной?

Запах жареной картошки

Остывает за спиной.

 

***

Только лес позолотит верхушки,

Отражая солнце до небес,

Две березки – давние подружки

Вновь меня поманят в этот лес.

 

И коснусь рукой струны звенящей,

И щекой к березе прислонюсь,

То ли в прошлом, то ли в настоящем

Заблужусь. Обратно не вернусь.

 

Потеряю счет часам и датам,

Позабуду все твои слова,

Может, в чем-то буду виновата,

Может быть, немножко не права.

 

Ну и пусть. Среди красы неброской

Ни о чем не стану я жалеть,

Буду жить осеннею березкой,

Осыпая золото и медь.

 

Ф.И.ТЮТЧЕВ

 

Ложится за строкой строка

На маленьком листе бумажном.

Любил он гордо и отважно.

Любил он тайно. Разве важно?

Ведь главное – любил.

 Пока…

 

Пока мог мыслить и творить,

Пока рука перо держала.

Он шел по лезвию кинжала.

Он шел. И продолжал любить.

 

Нам не дано с той высоты

Взглянуть на мир его глазами.

Свой выбор делая, мы сами

Сжигаем все свои мосты.

 

И вечно – быть или не быть? –

Для нас. А он не ждал ответа.

Рука теплом руки согрета –

И это выше мнений света.

Не нам судить.

 

***

 

Что мы значим без друзей,

Без родных своих и близких,

Без звонков и переписки

И без Родины своей,

Что мы значим?

 

Что мы значим без потерь,

Без ошибок и страданий,

Без надежд и ожиданий,

Начинаний и затей,

Что мы значим?

 

Кто подскажет, где ответ?

Жизнь моя – моя дорога,

Есть всего в ней понемногу,

И чего-то все же нет.

Кто подскажет?

 

Нет ответа, есть вопрос –

Как по замкнутому кругу –

Что мы значим друг без друга?

Что мы значим, если врозь?

Нет ответа…

 

***

 

Уходит твоя электричка,

А я не успела проститься,

А я, как нарочно, уснула

В саду на зеленой скамье.

Уходит твоя электричка.

(И что еще может случиться?!)

Но снится мне Черное море,

И снятся магнолии мне.

 

Ты ждешь, ты не можешь уехать,

Секунды бегут и мгновенья.

Ты ждешь, Ты не можешь уехать,

И чтобы меня разбудить,

Раздался гудок паровозный!

(Ведь это же стихо-творенье).

Уходит твоя электричка –

И сна обрывается нить.

 

Сирени задумчивый профиль

Едва различим в полумраке,

И нет ни магнолий, ни моря.

Ну, что же, пожалуй, пора.

И я осторожно поглажу

Загривок бродячей собаки.

Уходит твоя электричка –

Далекое наше вчера.

 

 ***

 

 «Умом Россию не понять…»

 Ф.Тютчев

 

Роса, Россия, Родина, кровинка –

Во всем твой облик светлый узнаю.

Ты – боль моя, ты – сердца половинка,

Спасение у бездны на краю.

 

Тебя пою, тобой дышу, как прежде,

Не всем дано понять характер твой.

Я – на тебя, ты – на меня в надежде

Живем, шумя нетленною листвой.

 

Тебя огнем сжигала вражья сила,

Тебя пронзали ветры перемен.

Все нипочем: стоишь, моя Россия,

Не преклонив березовых колен.

 

* * *

Сроки исчисляются не нами,

Ну, а если очень повезет,

Звездными над нами письменами

Высветится выставленный счет.

 

И тогда умерь свою гордыню

И иди по жизни не спеша,

Помня, где навеки и отныне

Грешная врачуется душа.

 

***

Скрипка плакала и пела,

Скрипка жалобно звала.

Пролетела, пролетела

Наша осень – два крыла.

 

И морозил воздух зыбкий

Подползающий декабрь,

В полутьме рыдала скрипка

В зале старого ДэКа.

 

Зритель кутался в одежды,

Зябко музыке внимал,

А смычок вселял надежду –

Колдовал и колдовал.

 

И к блуждающей улыбке

Уж почти привыкли мы…

Оборвалась песня скрипки

Танцем лопнувшей струны.

 

***

 

                            «По старинке живу, по старинке…»

                                                        Александр Мехедов.

 

Привычно живу по старинке,

Пью травами пахнущий чай.

В заброшенной нашей глубинке

Осядешь и ты невзначай.

 

Сбежав от столичного гама,

Гуляя в лесной тишине,

Рассказывать будешь упрямо

Столичные новости мне.

 

А я, тебя слушая плохо,

Провинцию стану жалеть:

Как жить ей – вполшага, вполвдоха,

И только вполголоса – петь…

 

И все же, стараясь не злиться,

Не буду я спорить с тобой.

Смотри, вон растет медуница,

А это – чабрец, зверобой.

 

Они ароматом душистым

Наполнят мой старенький дом.

Мы к чаю добавим душицу.

Где лучше – увидим потом.

 

 * * *

 

Под ногой лебеда – не беда,

Ты прощался со мной навсегда,

Словно пьяный, качался вокзал,

Да кузнечик в траве стрекотал.

 

Заливался, что твой соловей,

Он нехитрою песней своей.

Я пыталась понять в ней слова –

Только кругом пошла голова…

 

День и ночь разминулись в году.

Все топчу лебеду – не беду.

Уж давно ни о чем не ропщу,

Лишь кузнечика тщетно ищу.

 

И ногой приминая траву,

Не тебя, а его я зову,

Чтобы спел у судьбы на краю

Мне нехитрую песню свою

 

 

 

МИЛАЯ МОЯ РОДИНА…

 

Милая моя родина –

Родинка на ладони.

Улицей детства бродим мы,

В памяти-речке тонем.

 

Милая, сумасшедшая,

Тихая моя пристань.

В годы давно ушедшие

Вглядываюсь я пристально.

 

Что же так сердце тянется

К каждому уголочку?

Что там от нас останется –

Слово какое? Строчка?

 

Или звезды блуждающей

Свет невзначай прольется…

Боже, как ты нужна еще

Каждому, кто остается.

 

Милая моя, нежная –

Стон мой, слеза, улыбка.

Счастье мое безбрежное.

Жизни тропинка зыбкая.

 

КРАСНЫЙ РОГ

 

Уже покраснела рябина,

И стелется осень у ног.

Опять и опять неизбывно

Приходим к тебе, Красный Рог.

 

Раскинулись липы и клены,

Наполнен поэзией парк.

Ее познаем изумленно

И все не познаем никак.

 

Столетние липы устало

Роняют на землю листы,

И слышно: «Средь шумного бала…

В тревоге мирской суеты…»

 

Всегда, когда тонкой струною

Звучит в старом парке романс,

В душе оживает былое,

Которое было до нас.

 

***

 

Медленно-медленно солнце садится,

Прячется осень в уснувших стогах.

Мне не вернуть улетевшей Жар-птицы

На остывающие берега.

 

Вот уже сумерки шелковой шалью

Мягко окутали плечи Десны.

Так и должно быть

И все-таки жаль мне

Скрывшейся за море птицы-весны.

 

Медленно-медленно солнце садится,

Тает в мерцающем облаке дня.

Где-то перо уронила Жар-птица

Не для меня.

 

***

 

Мне говорят: будь проще,

Прошлого не вернешь.

Но есть золотая роща.

Все остальное –ложь.

 

Смотрят чужие лица

В душу мою. Ну, что ж?

Небо, а в небе – птицы.

Все остальное – ложь.

 

В море не выпить воду,

Моря – не перейдешь.

Главное, есть свобода.

Все остальное – ложь.

 

Сердце все счастья ищет –

С глупого, что возьмешь?

Кров есть. И стол. И пища.

Все остальное – ложь.

 

***

 

Мы сказок давно не читаем. Скамейка

Для тихой беседы подходит вполне.

Зачем же мне вспомнилась Серая Шейка,

Забытая всеми в своей полынье?

 

Давно уже стаю гусиную скрыли

Тяжелые тучи. И осень – давно.

Зачем же опять распрямляются крылья,

Которым, казалось, летать не дано?

 

За это и выпьем. В бокалы налей-ка!

Шампанское брызжет – иль радость моя?

Хоть чувствую я, словно Серая Шейка, –

Все уже, все уже вокруг полынья.

 

***

 

На Ивана Купала

Я костры разведу,

Где заря не ступала,

Тайной тропкой пройду.

Отыщу в самой чаще

Свой заветный цветок,

Тишиною звенящей

Счастья выпью глоток…

 

Поплывут ранним утром

Те костры по реке,

И покажется, будто

Вновь синица в руке.

И раздвинутся дали

В перекатах речных,

Что всегда принимали

И своих, и чужих.

Там синица пропала

В легком свете огня…

На Ивана Купала

Не ищите меня.

 

***

 

Не живу на белом свете я –

Отмеряю «от» и «до»,

Птица с черною отметиной

За окном свила гнездо.

 

Только солнышко проклюнется,

Набирая высоту, –

Я спешу скорей на улицу

Посмотреть на птицу ту.

 

Вот она, моя красавица –

В синем небе два крыла –

Облаков едва касается

Там, где спят колокола.

 

С затаенною обидою

Я домой ее зову,

А сама в душе завидую,

А сама не так живу.

 

Только, чтобы я ни делала,

Как ни радовалась ей,

Улетела птица белая

С черной метиной своей.

 

И с тех пор на нашей улице

Солнце рано не встает.

За окном кудахчет курица,

Да бездомный бродит кот.

 

***

Не ходи по переулку,

Нам не быть уже вдвоем,

Отзовется в сердце гулко

Вдруг признание твое.

 

В час, когда сгорают листья

По законам октября,

Столько добрых старых истин

Пропадает с ними зря.

 

Ты опять шаги считаешь,

Осень голову кружит,

Вместе с нею улетаешь…

Улетаешь? – значит, жив.

 

ПОВИЛИКА

 

На кладбище повилика

Мамин холмик оплела.

Смотрит мама светлым ликом:

«Здравствуй, дочка, как дела?»

 

-Здравствуй, мама. Я не знаю,

Где покой душе найти.

Не пойму я, что же с нами

Вдруг случилось на пути.

 

-Здравствуй, мама. Очень плохо

Я живу при свете дня,

Эта новая эпоха,

Знать, совсем не для меня.

 

Одиночеством пугает,

И у стен монастыря

Боль – душа моя нагая –

Ищет в мир поводыря.

 

-Здравствуй, мама. Гонит тучи

Над судьбой моей пророк…

«Скоро, дочка, станет лучше,

Погоди – всему свой срок.

 

Погоди. Пройдет усталость.

И печаль, как сон, пройдет.

Что ушло и что осталось –

Повиликой порастет…»

 

***

 

Жизни вечной нет. И все же…

Разум мой, не суесловь.

Душу мне сомненье гложет –

Я смотрю на небо вновь.

 

Что я вижу? Что я знаю?

Что постигла в звездный миг?

Облаков гряда сквозная.

Чей-то голос. Чей-то лик.

 

С каждым годом строже, строже

Выверяю звонкий шаг.

Жизни вечной нет. И все же –

Все неправда. Все не так.

 

За рекою лето стынет,

Сыплет звезды на межу…

Я, в душе смирив гордыню,

Тихо к храму подхожу.

 

 * * *

 

 Ещё поют в деревне петухи

 Наперебой. Наперекор прогрессу.

 Ещё в душе слагаются стихи,

 Что дышат речкой, полем, лугом, лесом.

 

 Ещё цветёт черёмуха весной

 И опьяняет целую округу.

 Ещё и я с тобой, и ты со мной,

 И мы, как прежде, дороги друг другу.

 

 Ещё синеет призрачная даль,

 И расстоянья сокращают годы,

 Но только верный спутник – календарь

 Худеет, предвещая непогоду.

 

 Ещё я в мыслях юностью живу,

 Горю огнём несбывшихся желаний,

 И каплют слёзы сладкие в траву

 Берёзовою пагубною ранью.

 

 Ещё не старит зеркала лицо,

 Ещё нет-нет, да и лукавлю взглядом.

 Но что-то тесным стало пальтецо,

 И кажется, пора менять наряды.

 

 …

Долог путь. Но как перед грозой,

Ты спешишь, отсчитывая годы,

Веря, что колечко с бирюзой

Сбережет тебя от непогоды.

 

Гром ли грянет, молния сверкнет,

Божьим светом озарив округу,

Бирюза как будто бы вздохнет –

И узнаешь ты дыханье друга.

 

Хорошо, когда душа сильна

Верою во что-либо святое.

Может быть, иные времена

Помнит то колечко золотое.

 

Может быть, прабабушки рука

В прошлом веке бирюзой владела,

И, почуяв боль издалека,

Правнучке свой «оберег» надела.

 

Может быть. Лишь звезды нам в ночи

Предвещают встречу и разлуку…

Бирюза загадочно молчит,

Согревая правнучкину руку.

 

ГОРИЗОНТ

 

Горизонт. Леса и долы –

Светлый облик бытия.

Русь березовым подолом

Зацепилась за края.

 

И стоит. Крепка опора

И надёжна – на века,

Ведь не зря сии просторы

Божья правила рука.

 

Горизонт. Идти иль ехать.

Самолеты… Корабли…

Эта вечная потеха,

Тайна матушки-земли.

 

* * *

Вяжет рот осенняя рябина,

Брызжет соком ягода в руке.

Жизнь прошла.

 Любила – не любила?

Все осталось в давнем далеке.

 

Пусть тебя не мучают сомненья,

Впереди – не лучшая пора.

Из рябины сваришь ты варенье –

Так соседка сделала вчера.

 

А потом, испачкав губы соком

И уже почти не пряча слез,

В зеркало посмотришь ненароком –

И ответ увидишь. И вопрос.

 

***

 

Вот и возьму и куплю корову

И уеду в деревню жить,

Под простым деревенским кровом

Стану щедро ее кормить.

Припасу жарким лето сена,

Утеплю понадежней хлев,

И передник цветной надену,

Выпекая домашний хлеб.

Так и вижу, как он дымится

Рядом с крынкою молока.

За окном зимний ветер злится,

Наминая избе бока…

Ты давненько в деревне не был,

Бездорожье глуши кляня.

По духмяному запаху хлеба,

Коль захочешь, найдешь меня.

 

***

 

Вне времени и вне пространства

Живу на грани бытия,

Осенних дней непостоянство

Благослови, судьба моя.

 

Благослови. Об эту пору

Тужить нам не о чем уже,

Поджег сентябрь леса и долы –

Пожар! Пожар в моей душе.

 

Сгорят дотла любовь и нежность,

И ненависть сгорит дотла,

Осенних листьев неизбежность

Укроет след, где я прошла.

 

Вне времени и вне пространства,

Полуприкрыв усталость глаз,

Моей судьбы непостоянство

Да не коснется больше вас.

//Брянские писатели-2015. Антология.— Брянск: типография СРП ВОГ, 2015. — с.24–43 

 

Читальный зал

Произведения наших авторов

Людмила Ашеко НА  РЕЧКЕ

Людмила Ашеко       НА  РЕЧКЕ   На орешине орешки Пожелтели – время зреть. Я приду

Людмила Ашеко ТРУБЧЕВСКУ

Людмила Ашеко ТРУБЧЕВСКУ   Наполнена свеченьем слов                                                И осиянна                                                                            Вся, воплощённая любовь –                                              Земля

Людмила Ашеко БЕЖИЦА

Людмила Ашеко БЕЖИЦА   Только ресницы смЕжатся, Тихо, издалека В память приходит Бежица: Плещет её

Людмила Ашеко В   БЕЖИЦУ

Людмила Ашеко В   БЕЖИЦУ   Битый троллейбус из Брянска до Бежицы,                         От рынка до рынка

Владимир Сорочкин ЦВЕТНЫЕ БУКВИЦЫ. В КРУГЛОМ СКВЕРЕ

Владимир Сорочкин ЦВЕТНЫЕ БУКВИЦЫ. В КРУГЛОМ СКВЕРЕ   Льётся, словно по арене, В Круглом Сквере*