КЛЮЧЕРОВА А.О. ОЗЕРО МУТНОЕ В БРЯНСКОМ ТЕКСТЕ: Материалы VII Всероссийской с международным участием научно-практической конференции 30 июня 2020 г.// ПРОБЛЕМЫ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПРОСТРАНСТВА РОССИИ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ. – Брянск, 2020. – С.184-191

ОЗЕРО МУТНОЕ В БРЯНСКОМ ТЕКСТЕ
Ключерова Анастасия Олеговна,
кандидат филологических наук, преподаватель, Брянский
государственный инженерно-технологический университет, Брянск,
Россия

Аннотация.

В статье применяется широко используемый в современной гуманитарной науке способ исследования городского
ландшафта как семиосферы, в соответствии с которым расположенное на территории Брянска озеро Мутное рассматривается в качестве обладающего культурными смыслами и определяющего уникальность образа места элемента брянского текста.
Ключевые слова: озеро Мутное, Брянск, брянский текст, метафора, гидроним.

В современной гуманитарной науке широко применяется способ исследования городского ландшафта как семиосферы. Так,
О.А. Лавренова, последовательница Ю.М. Лотмана, считает, что культурными смыслами обладают «географические объекты, топонимы, гидронимы», при этом любой элемент ландшафта следует интерпретировать посредством метафоры, так как она является инструментом «познания, структурирования и объяснения действительности, наименования объектов, художественных образов и порождения новых значений» [5, с. 92]. Последнее вполне созвучно мысли Дж. Лакоффа и М. Джонсона, нашедшей отражение уже в самом названии их известной книги «Метафоры, которыми мы живём» [6].
Брянский текст как разновидность локального текста [подробнее см.: 2, 3] представляет собой семиотическую «систему, порождённую конкретным пространством» [4, с. 9]. Одним из элементов этой системы, обладающим культурными смыслами и определяющим уникальность образа места, является расположенное в Брянске озеро Мутное. Выявим метафорические значения этого объекта в брянском тексте. Если речное течение традиционно вызывает ассоциации с течением самой жизни, с быстро проходящим временем, а болото, наоборот, – с застоем и отсутствием перемен (это нашло отражение в
русских пословицах: Жизнь проходит, как вода в реке; Стоячее болото гниёт; В болоте тихо, да жить там лихо), то вода озера скорее будет являться метафорой покоя, что вполне согласуется с той ролью,  которую играет Мутное в жизни брянцев, являясь весьма популярным местом отдыха горожан. Это нашло отражение и в стихах современных брянских поэтов:

В глубоком Мутном озере на донышке – песок.
Мы весело плескаемся, и прячемся в лесок.
Ногами взбаламучена у берега вода.
Жарой июньской мучимы, мы вновь спешим сюда [15];
На озере, что слева от Десны,
У Чёрного моста за поворотом,
Купается народ ещё с весны.
Да где же нам угнаться за народом?! [7].

Однако озеро может ассоциироваться и с вечным покоем – смертью, а следовательно, выступать в качестве второго
метафорического компонента оппозиции жизнь – смерть, где первым компонентом будет река. Эта мысль присутствует и в третьем стихотворении посвящённого Мутному цикла стихов Владимира Сорочкина:

Вода безразлична, почти нежива:
Стальное стекло с разносортною рябью… [11].

Также интересно в этой связи проследить межтекстовые связи гидронима Мутное как элемента брянского текста с романом
«Чевенгур» Андрея Платонова, где фигурирует озеро Мутево, упоминание о котором создаёт в произведении кольцевую композицию. В начале романа читатель узнаёт, что отец главного героя, Александра Дванова, рыбак Дмитрий Иванович, утопился в Мутеве только из-за своего интереса к смерти, переходящего порой в тоску: Созерцая озеро годами, рыбак думал все об одном и том же – об интересе смерти. […] Через год рыбак не вытерпел и бросился с лодки в озеро, связав себе
ноги веревкой, чтобы нечаянно не поплыть. Втайне он вообще не верил в смерть, главное, же, он хотел посмотреть – что там есть: может быть, гораздо интересней, чем жить в селе или на берегу озера; он видел смерть как другую губернию, которая расположена под небом, будто на дне прохладной воды, – и она его влекла [10, с. 9], а в конце романа сам Александр Дванов, совершенно отчаявшись найти смысл в земной жизни, отправится вглубь Мутева в поисках той дороги, по которой когда-то прошёл отец в любопытстве смерти [10, с. 367].
Примечательно то, что и отец, и сын Двановы воспринимают смерть не как конец жизни, а как иную, потустороннюю, и может быть, даже подлинную, по отношению к земной, жизнь. Идею какой-то особенной, невидимой человеческому глазу жизни, таящейся в воде озера, можно встретить в стихах В.Е. Сорочкина:

Ещё таится озеро – для вида,
Не доверяя ряби и волне.
Под этой толщей даже Атлантида
Смогла бы упокоиться вполне [12].

Есть она и в произведениях Л.С. Ашеко и О.А. Шаблаковой:

Это озеро похоже
На живое существо:
Вот, мурашками по коже
Рябь наморщила его [1];
Согретое объятьем берегов,
Спит озеро ребёнком непорочным,
В преддверии морозов и снегов
Сжимаясь, обнажает пляж песочный… [14].

И если в вышеприведённом отрывке из стихотворения О.А. Шаблаковой озеро спит ребёнком непорочным, то чаще стоячая
вода озера вызывает скорее прямо противоположные ассоциации – с нечистой силой (что также подтверждает мысль о том, что озеро в локальном тексте является метафорой потусторонней жизни). Об этом говорят русские поговорки, в которых образы озера и болота зачастую сближаются и даже отождествляются: Ступай озеро морщить да чертей корчить; В озере два черта не живут; Тихо озеро, а чертей полно (ср.: Было бы болото, а черти будут; Болото без черта не бывает). И конечно же, в этом ряду следует назвать всем известную пословицу В тихом омуте черти водятся. Для нас она особенно интересна в связи с одной из версий происхождения названия Мутное. Вот что пишет об этом Яков Соколов: Мутное – тусклое, неясное.
Свое название озеро когда-то получило от непрозрачной мутной воды, считают некоторые. А она, в свою очередь, от торфяников. Другие предполагают, от слова «муть», означающего в некоторых говорах – омут, водоворот. И еще слово «муть» – туманный воздух. Мутник – частый невод, мелкоячеистый (Цит. по: [8]).
В подтверждение первой трактовки гидронима можно привести газетные заголовки вроде Мутное оказалось в числе наиболее
загрязнённых водоёмов Брянска [9]. Вторая – создаёт интертекстуальные связи между Мутным как метафорой брянского
текста и вышеназванной пословицей. В посвящённых Мутному стихах брянских поэтов идея присутствия в озере нечисти также ярко выражена, однако в них на смену чертям приходит более приятный и романтичный фольклорный
персонаж – русалка:

Здесь летом своё отраженье макали
В озёрную гладь облака и кусты,
И в звонкой воде поминутно мелькали
То спины, то пятки, то чьи-то хвосты.
А нынешний вид неуютен и жалок.
Февраль, не сдаваясь, отходит с трудом,
И как-то особенно жалко русалок,
Всю зиму проспавших на дне подо льдом [13];
Под звёздами купание – русалочья игра.
И уходить не хочется, когда домой пора [15].

Образ русалки, как и само озеро Мутное в брянском тексте, одновременно сочетает в себе идеи потусторонней жизни (так как
русалка – существо из иного мира) и смерти (ведь, согласно народным сказаниям и поверьям, зачастую именно русалки приводят людей к гибели в воде и топят корабли). В приведённом отрывке из стихотворения О.А. Шаблаковой сами люди, купаясь в Мутном и наслаждаясь игрой, как бы превращаются в русалок и тем самым переходят границы двух миров.
В строках Л.С. Ашеко также можно найти намёк на существование в Мутном сказочного подводного царства, в котором
цветут подводные сады:

Ароматное дыханье –
Свежесть запаха воды,
Бликов солнечных мельканье,
Трав подводные сады … [1].

Русалки, как и любая другая нечисть, традиционно противопоставляется христианству. Однако в стихотворении В.Е. cорочкина образы русалок соседствуют с главным христианским символом – крестом, а чёрный цвет последнего и метафорический эпитет замёрзшим в произведении разрушают идею святости:

А небо взлетело уже, словно голубь,
Цепляя деревья белёсым крылом,
И нет рыбаков, лишь крещенская прорубь
Темнеет поодаль замёрзшим крестом [13]

Также значимо и отсутствие на февральском озере рыбаков, ведь рыбак в христианстве – символ апостола: известно, что некоторые ученики Христа действительно были рыбаками, а сам Христос называл их «ловцами человеков».
Всё это в стихотворении как бы продолжает мысль В. Высоцкого о том, что на земле ни церковь, ни кабак – ничего не свято.
У О.А. Шаблаковой, напротив, образ рыбака, особенную абстрактность которому придаёт строчка Не различить ни возраст, ни
одёжи, в силу своего символизма, даёт надежду на спасение мира, который, согласно одному из поверий, держится на праведниках, несмотря на то, что всё происходит в преддверии морозов и снегов:

Вдали забросил удочку рыбак –
Не различить ни возраст, ни одёжи.
Но он пришёл сюда, а не в кабак,
А есть улов иль нет – не нам итожить [14].

Усиливает эту надежду ещё и то, что, как ранее упоминалось, спит озеро ребёнком непорочным, и появление в последних строчках произведения радуги – символа грядущей радости:

И нежного заката акварель
Стекает с неба радужными снами [14].

Примечательно и то, что радуга появляется и в стихотворении Н.В. Мишиной, также посвящённом Мутному:

Хрустальный танец капель на воде
Увидим снова в блеске мокрых нитей
И мостик семицветный в высоте –
Небесный знак свободы и открытий! [7].

В этом же произведении присутствует идея очищения водой:

Купаться будем вместе под дождём,
Святым, и очищающим, и вещим [7].

А в строках О.А. Шаблаковой и Л.С. Ашеко озёрная вода приносит исцеление: Смывает грусть и горести озёрная вода [15];

С желтизной, прозрачны воды,
Жар снимают, как рукой,
Так понятна речь природы!
Так целителен покой! [1].

У В.Е. Сорочкина же в стихотворении «На Мутном. Апрель» весеннее воскресение природы происходит именно вблизи с озера, которое как бы является его центром:

Как мало покоя! Как много весны! –
Залётная бабочка просит прощенья. –
В её воскрешенье из мёртвых видны
Небесные силы в земном воплощенье [11].

Примечательно, что в посвящённых Мутному стихах брянских поэтов отразились все времена года: зима и весна – у В.Е. Сорочкина, лето – у Л.С. Ашеко и Н.В. Мишиной, осень – у О.А. Шаблаковой и, возможно, что восприятие озера тем или иным автором порой связано и со временем года: так, если в стихотворении В.Е. Сорочкина «На Мутном. Февраль» озеро становится обиталищем нечисти, то в «На Мутном. Апрель», оно уже – источник воскресения.

Таким образом, озеро Мутное, как элемент брянского текста, является метафорой покоя и выступает в роли второго компонента оппозиции жизнь – смерть. Учитывая её интертекстуальные связи с романом «Чевенгур» А. Платонова и специфику отражения в стихах современных брянских поэтов, можно выделить у неё дополнительные
значения, зачастую прямо противоположные друг другу, такие как потусторонняя жизнь; обиталище нечисти; священное место, связанное с очищением, исцелением и воскрешением.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Ашеко Л.С. Наше Мутное // Стихи.ру. Режим доступа:
https://www.stihi.ru/2017/08/16/2233 (дата обращения: 21.02.2020).
2. Вороничева О.В. Метафорическая природа оврагов как элемента
природного ландшафта Брянска // Урбанистика. 2017. № 3. С.11–23.
191
3. Вороничева О.В. Брянский текст: пути и способы формирования // Знание.
Понимание. Умение. 2018. № 2. С. 159–172.
4. Голубев Н.А. Формирование локального текста: ивановский опыт: дис. …
канд. филол. наук. Иваново. 2014. – 241 с.
5. Лавренова О.А. Культурный ландшафт как метафора // Философские науки.
2010. № 6. С. 92–101.
6. Лакофф, Дж., Джонсон, М. Метафоры, которыми мы живём. – М. Едиториал
УРСС, 2004. 256 с.
7. Мишина Н.В. На озеро! // Стихи.ру. Режим доступа:
https://www.stihi.ru/2016/11/27/11584 (дата обращения: 21.02.2020).
8. Мутное. Брянск // Путешествие по Брянску. Режим доступа:
http://www.puteshestvie32.ru/content/mutnoe (дата обращения: 21.02.2020).
9. Мутное оказалось в числе наиболее загрязнённых водоёмов Брянска //
Аргументы и факты. Брянск. Режим доступа:
https://bryansk.aif.ru/society/animals/1330378 (дата обращения: 21.02.2020).
10. Платонов А. Чевенгур. Тула. Приокское книжное издательство. 1989. 566 с.
11. Сорочкин В.Е. На Мутном. Апрель // Стихи.ру. Режим доступа:
https://www.stihi.ru/2017/04/18/1 (дата обращения: 21.02.2020).
12. Сорочкин В.Е. На Мутном. Март // Стихи.ру. Режим доступа:
https://www.stihi.ru/2017/04/02/1 (дата обращения: 21.02.2020).
13. Сорочкин В.Е. На Мутном. Февраль // Стихи.ру. Режим доступа:
https://www.stihi.ru/2017/03/10/2 (дата обращения: 21.02.2020).
14. Шаблакова О.А. Мутное. Ноябрь // Стихи.ру. Режим доступа:
https://www.stihi.ru/2018/11/11/678 (дата обращения: 21.02.2020).
15. Шаблакова О.А. Озеро Мутное // Стихи.ру. Режим доступа:
https://www.stihi.ru/2014/01/23/10956 (дата обращения: 21.02.2020).

Читальный зал

Произведения наших авторов

Стихи ушедших брянских поэтов

Брянские писатели на сайте стихи ру (ссылка)

Наталья Мишина Песенка Микробов

Песенка Микробов Мы злодеи высшей пробы: Всех уложим, всех сразим! Мы коварные микробы, Много нас

Дмитрий Лагутин. Кое-что о строительстве мостов.

Кое-что о строительстве мостов (Верлибрический очерк-эссе о поездке в Шанхай)   С чего начать мой

АНАТОЛИЙ ОСТРОУХОВ ТРЕУГОЛЬНИК

Треугольник                        1 Рождать способных продолжает   Россия славная моя! Растить талант, преумножая, – Закон

Анатолий Остроухов Мы памяти вахту несём

Мы памяти вахту несём…                 Ф.И. Тютчеву посвящается Как тихо сегодня над Брянском, Но