Галина Солонова – о войне

Галина Алексеевна Солонова родилась 8 марта 1948 г. в деревне Добрунь Брянского района в учительской семье.
Сочинять рассказы начала в зрелом возрасте. Первый большой рассказ «Мачеха» был опубликован в 2003 г. в газетах «Сельцовский вестник» и «Брянский рабочий», где проходил литературный конкурс, по итогам которого стала одним из победителей.
С декабря 2009 г. начала активно участвовать в работе Сельцовского литературного объединения «Парус» и семинаре прозы при Брянской областной общественной организации Союза писателей России.
Автор шести сборников рассказов: «Неоконченное танго» (2010), «Крылья любви» (2011), «Птица счастья» (2013), «Чудеса природы» (2014), «Черёмуха душистая» (2106), «Наши домашние питомцы» (2017).
Призёр конкурса «Большой финал» в номинации «Триумф короткого сюжета» (Москва, 2013), лауреат фонда «Великий странник Молодым» в номинации «Дарите подарки» (Москва, 2013), финалист конкурса «Автор года — 2014» (Москва, «Ваше Издательство»), победитель литературного конкурса «Короткое детское произведение – 2015» за сборник рассказов «Чудеса природы» в номинации «Приз зрительских симпатии» (издательство «Настя и Никита», 2016), победитель 2-го Всероссийского литературного конкурса «Герои Великой Победы – 2016» (Москва, 2016), финалист Всероссийского литературного конкурса «Герои Великой победы – 2017» (Москва, 2017).
За литературное творчество, работу с детьми и жителями города от администрации города Сельцо награждена дипломами, грамотами, благодарственными письмами.
Является инициатором выпуска, организатором и составителем первого литературного альманаха «Парус», посвящённого 65-летию победы в Великой Отечественной войне, и 20-летию образования города Сельцо.
Член Союза писателей России с 2019 г.

___________________________________________________

ПАМЯТНИКИ ИЗ СЕНА
Июль тысяча девятьсот шестьдесят третьего года выдался жарким, без дождей. Скошенная трава, несколько раз переворошённая конными граблями, была готова к стогованию. Андрей Иванович, бывший брянский партизан бригады имени Щорса, работал в своём родном колхозе «Свобода» со дня окончания войны. Не чурался никакой тяжёлой работы.
А пора стогования для него все эти послевоенные годы – это особая ответственная пора… 
Мужики стоят поодаль, курят самокрутки, молча наблюдая, как Андрей сам выбирает место для первого стога. Он озирает луг, потом долго всматривается в лесной массив за рекой Десной, и, наконец, взгляд его устремляется в сторону Голубого моста. Все колхозники знают, что Андрею сейчас мешать нельзя. Он сам устанавливает одонок, сам наворачивает на  него, никому не доверяя, первые пласты сена. С любовью и прилежностью, как скульптор ваяет своё любимое детище, так и Андрей начинает создавать двухметровое сооружение, называя его постаментом. Он обходит вокруг, заботясь о том, чтобы оно было строго округлым, любовно приглаживая и счёсывая граблями лишнюю сухую траву…
Наконец кто-то из мужиков подставляет лестницу, и Андрей, стараясь аккуратно ставить свою изуродованную ранением ногу
на ступеньку, взбирается наверх. Уже с этой двухметровой высоты ему хорошо видны на мощных опорах три тёмно-голубые громадных размеров серебристые фермы моста, которые полудугами смыкают берега Десны. Стоя в центре будущего стога, Андрей принимает ворохи сена, которые подают ему на вилах трое мужиков. Он аккуратно распределяет их по всей площади, утрамбовывая своим весом, прессует, следя за строгостью формы и красотой линий. Все знают, что Андрей не стог складывает, а строит памятник одному из своих товарищей – партизану, погибшему в районе Голубого моста.
Руки, ноги Андрея делают свою работу, а мысли утекают назад, в двадцатилетнюю давность. Он помнит, с какой тщательностью немцы охраняли этот наш захваченный мост в начале октября тысяча девятьсот сорок первого года. По нему день и ночь шли вражеские эшелоны с живой силой и техникой для подкрепления частей. Мост был особенно важен для обеспечения снабжения второй танковой армии генерала Гудериана и быстрого продвижения Вермахта вглубь советской
территории. Андрей никогда не забудет, как впервые в составе группы он со своим закадычным другом детства Серёгой пробирался в район, прилегающий к мосту, около станции Выгоничи. Было это восьмого марта тысяча девятьсот сорок второго года. Вооружённые, в том числе и тяжёлым пулемётом, партизаны тогда потерпели неудачу. Подгоняемый густым мартовским ветром, тащил Андрей на себе своего раненого друга назад, в лес. Как партизаны радовались и надеялись
на бомбардировки моста нашей авиацией! И как огорчались известию об их безрезультатности. Целый год подпольщики действовали в лесах к югу от Брянска. Много фашистов и немецкой техники было уничтожено, но разрешения начальства вновь атаковать Голубой мост не было целый год, так как новая атака могла бы принести неоправданные огромные
потери людей… Раскладывает Андрей сено, определяя своим точным глазомером, с какой стороны больше, с какой меньше уложить. А сам будто заново переживает события начала марта сорок третьего, когда партизаны усиленно готовились к предстоящему нападению на охрану моста…
Партизанские группы в пургу и ветер пробирались на плацдарм, занимавший болотистую местность к северу от железнодорожного моста. Под нависшими над Десной тучами другие партизаны пересекали замёрзшую реку, чтобы атаковать мост с запада. Третья часть партизан совершала нападение с северо-восточной части. Все тащили на себе морозной ночью килограммов по двадцать пять-тридцать взрывчатки по обледенелой насыпи. О том, что невыносимо тяжело, даже подумать было стыдно: ведь рядом Тоня Карзыкина, хрупкая семнадцатилетняя девушка, тоже несла на своих плечах двадцать килограммов тола…
Поднимает голову Андрей, опять смотрит на мост, который поражает своей неприступностью. Все эти двадцать лет часто слышались ему звуки пулемётов и миномётов. Тогда на его юго-западной оконечности вёлся поддерживаюший наступление огонь. «Ура– а– а», – кричали партизаны, подхватывая снова и снова это спасительное слово. Вооружённые пистолетами-пулемётами, неожиданно для немцев атаковали мост. Приблизились вплотную к охране и сбили с ног немецких солдат, находившихся на железнодорожной насыпи….
Добротный получился стог: плотный – никакой ветер и ливень не смогут его повредить. Любуются мужики его идеально правильной формой, его величием – семиметровая макушка торжественно возвышается над полем, рекой.
— В том бою получил смертельное ранение командир немецкой роты капитан Пампус – туда ему дорога: в гости я его не звал, – печально говорит Андрей, опираясь на грабли.
– Но в том бою погиб мой друг Серёга. Как сейчас, помню взмах его рук и стремительное падение навзничь. Его тело скатилось вниз с насыпи, – глаза Андрея увлажняются, голос дрожит. – Этот памятник из сена я посвящаю ему – Серёге.
Андрей Иванович склоняет голову. И все мужики, как по команде, снимают свои выцветшие от солнца и дождя кепки и замирают на минуту в молчании, отдавая дань памяти другу Андрея…
За полторы последующие недели Андрей со своими товарищами-колхозниками кладут остальные стога-памятники. Каждому присваивается имя одного из пятнадцати погибших и троих пропавших без вести в бою за Голубой мост.
Последний стог располагается совсем близко у моста. Андрей обычно посвящает его женщине – Татьяне Савченковой, которая после допроса немцами, умерла вечером восьмого марта сорок третьего года…
Работа почти закончена: осталось только завершить стог. Устали мужики. Решили передохнуть. Подложив под головы свои кепки, улеглись на душистую траву, давая отдых уставшему телу. Андрей, не спускаясь со стога, зажав в руках грабли, расположился на его вершине, устремив свой взгляд в голубую бесконечность. Солнце спускалось за горизонт.
Кругом тишина, только прилетевшая невесть откуда сорока, села поодаль на куст орешника и торопливо застрекотала. Все задремали…
Неожиданно подул ветер. Небо потемнело, раздались раскаты грома. Андрею сквозь дремоту почудилось, что немцы наступают. Он вскочил, выставил, как автомат, перед собой грабли, с криками «Ура-а-а, ура-а-а!» ринулся
вперед…
Мужчины, приподняв тело своего товарища, осторожно прислонили его к стогу. Андрей, приоткрыв глаза, едва слышно прошептал:
— Ребята, я помню вас. Я иду к вам.
Выстроились все восемнадцать стогов-памятников вдоль берега реки, как солдаты в строю, охраняя мир и покой на Брянской земле! Стояли они непоколебимо в летнюю жару, осеннее ненастье и зимнюю стужу до самого марта. И все в округе знали, что это не просто стога, это – стога-памятники погибшим героям.
С той поры прошло немало времени. Возле железнодорожного Голубого моста установлен гранитный монумент, достойный подвига партизан. Открылся он в канун Дня партизан и подпольщиков, который Брянщина и вся Россия впервые отметила двадцать девятого июня две тысячи десятого года.

Читальный зал

Произведения наших авторов

Наталья Мишина Песенка Микробов

Песенка Микробов Мы злодеи высшей пробы: Всех уложим, всех сразим! Мы коварные микробы, Много нас

Дмитрий Лагутин. Кое-что о строительстве мостов.

Кое-что о строительстве мостов (Верлибрический очерк-эссе о поездке в Шанхай)   С чего начать мой

АНАТОЛИЙ ОСТРОУХОВ ТРЕУГОЛЬНИК

Треугольник                        1 Рождать способных продолжает   Россия славная моя! Растить талант, преумножая, – Закон

Анатолий Остроухов Мы памяти вахту несём

Мы памяти вахту несём…                 Ф.И. Тютчеву посвящается Как тихо сегодня над Брянском, Но

Анатолий Остроухов Равняюсь я на земляков великих

Равняюсь я на земляков великих…   «Ты знаешь край, где всё обильем дышит?..» – Вопрос нам